Звезда надежды Гориса

Горис словно вымер. Опустели дома веселой каменной кладки, пятнистые, похожие на леопардов. Закрылись парикмахерские, клубы любителей нард и даже школы. Население высыпало за город и оккупировало склоны гор.

— Где Мхитар? — со строгим пристрастием спрашивала старуха — под черным ее платком вздрагивали серебраные украшения.

— Кто Сатеник? — В глазах девочки — двух агатах — жгучее любопытство.

Для зангезурцев съемки фильма о легендарном земляке — полководце Мхитаре Спарапете («Мосфильм» совместно с «Арменфильмом») превратились в своего рода национальное празднество.

В объективе кинокамеры — фантастическое нагромождение причудливых глыб, словно упавших с неба: то окаменевшее войско в остроконечных шапках, то аеликен орел. По гребню горы мчится всадник, юн и строен. Это Торги, оруженосец и телохранитель Мхитара. С доброй вестью летит он в Алидзор, но пленен будет разъяренными османами и растерзан перед осажденной крепостью в назидание непокорным.

— Хоп! Снято. Еще раз! — кричит режиссер. Но лошадь загнана и не выдержит дубля.

— Выводите Рыжего, Флирта! Быстрее! — В голосе Эдмонда Кеосаяна нетерпение, досада. С жадностью пьют воду из глиняных кувшинов режиссер и актер. У Корюна Григоряна под сросшимися бровями покрасневшие белки глаз и влажные следы на замшевом жилете.

Так же истово, в бешеном ритме снимались эпизоды Марагинского сражения. Разгоряченные режиссерским кличем, взрывами и дымами пиротехников актеры массовки впадали в раж, и после команды «стоп» еще долго звенели мечи, ржала боевая конница.

Ежедневно бутафоры готовили «к бою» 3000 штыков, сотни мушкетов, сабель, османских и армянских кинжалов, десятки пушек. В батальных эпизодах снималось 2600 человек — студенческие строительные отряды, московский кавалерийский полк, конники Армении. Больше месяца съемочная группа в сорокаградусную жару делила с солдатами палатки и походную кухню. И это было только начало.

— Камервагены — к пещерам! — заучит команда. Панорама дает ощущение нереального. Пещерный город: пещеры-жилища, пещеры-храмы, выдолбленный в скале театр элохи царя Тиграна. Чуть выше пещерный Хндзореск — неприступная крепость, никогда не платившая дами ни ханам, ни шахам. Здесь развертываются самые трагические эпизоды фильма. Замучены будут последние защитники крепости. Тер-Аветис (Хорен Абрамян) подожжет бочки с порохом и погибнет. Жена Мхитара Сатеник (Лаура Геворкян) будет сожжена за то, что на глазах у паши убьет собственного сына, предпочтя для ребенка смерть плену.

Ниже — маленькое кладбище. Среди каменных крестов-хачкаров на сером замшелом надгробье — грубо высеченная фигура воина и черные строчки староармянского шрифта: «Здесь покоится прах великого Мхитара Спарапета, который обладал властью и независимостью. Он погиб молодым. Кто вспомнит его добром, тот благословен будет. 1727 год».

В молчании постоят здесь участники съемок, и кто-то благоговейно прикоснется губами к могильной плите. И эти мгновения окажутся бесценными для актеров.

Но это будет завтра. А сегодня назревает извечный для кинематографистов конфликт с природой. Оператор Михаил Ардабьевский с неодобрением смотрит на слепящее зангезурское солнце, сетует на безоблачность. Глянув в объектив, бросит: «Скалы неправдоподобны, смотрятся, как декорация. Как фанера». И режиссер смирится: «Дневная съемка окончена».

Картина создается по мотивам романа старейшего армянского писателя Серо Ханзадяна, сценарий написан Константином Исаевым. Музыку создает композитор Эдгар Оганесян.

Фильм посвящен 150-летию воссоединения Восточной Армении с Россией. На сайте собраны Лучшие онлайн казино со всего мира

Поиск

0add65bd58da35f97123b8c09707140d