Продолжающаяся миниатюризация и уплотнений электронных схем делает всё более трудной задачей создание подходящих для них датчиков, отслеживающих динамические физические параметры. Международная группа, включающая авторов из Сингапура и Китая, в статье, опубликованной журналом Applied Physics Letters, представила новую конструкцию оптомеханического нанорезонатора – устройства, которое может детектировать торсионные (крутильные) движения с беспрецедентной чувствительностью.

Эта конструкция с торсионным механическим резонатором, внедрённым в оптическую кольцевую (racetrack) полость, также демонстрирует новую способность воздействовать механическим движением на оптическую энергию – крутильная частота механической системы смешивается с модулированными оптическими сигналами.

Помимо чувствительности к крутильным движениям, достоинством новой разработки является простой (в противоположность прежнему) оптомеханический интерфейс: свет попадает в кольцевую полость через изготовленную стандартным методом кремниевого нанопроизводства оптическую дифракционную решётку.

Механическое движение резонатора в полости изменяет условия распространения в ней света и приводит к мельчайшим вариациям в энергии выходящего оптического сигнала. Регистрируя их можно измерить торсионное движение.

Авторы подчёркивают, что их работа лишь начальный шаг на пути к многим потенциальным приложениям крутильных наносенсоров. В частности, продемонстрированное впервые смешивание торсионных частот может оказать существенное влияние на будущие многофункциональные датчики и интегрированные устройства обработки сигналов, такие как супергетеродинные приемники на чипе с оптомеханическими резонаторами.

http://www.nanonewsnet.ru/

Ученые из Сиднейского университета предложили новый метод хранения информации в оптических чипах. Они разработали чип, в котором информация, передаваемая в виде фотонов, преобразуется в акустические колебания, а затем обратно в оптический сигнал. За счет того что скорость распространения акустических колебаний на пять порядков меньше, чем скорость фотонов, такую схему можно использовать в качестве буфера для кратковременного хранения данных в оптических компьютерах. Исследование опубликовано в журнале Nature Communications.

Практически вся вычислительная техника, используемая сегодня, основана на движении электронов. Несмотря на всю мощность электронных компьютеров, у них есть серьезные недостатки — например, они потребляют много энергии и греются. Некоторые ученые считают, что следующее поколение вычислительной техники будет основано на оптике и движении фотонов вместо электронов. В области оптических компьютеров уже есть определенные наработки и прототипы, но из-за большого количества нерешенных технических задач о переходе к их массовому внедрению говорить пока не приходится. Например, не существует приемлемой технологии хранения информации в оптических чипах.

Авторы новой работы предложили хранить информацию в таких чипах с помощью преобразования оптических сигналов в акустические колебания. Они создали схему, состоящую из волноводов для света. Запись сигнала в ней происходит следующим образом: световой импульс посылается в волновод с одной стороны, а навстречу ему посылается другой импульс, который ученые назвали записывающим. В результате происходит бриллюэновское рассеяние света и фотоны преобразуются в фононы — акустические колебания решетки материала. После этого можно выполнить обратное преобразование, послав в волновод новый световой импульс.

Исследователи считают, что за счет того, что скорость распространения фононов на пять порядков ниже, чем у фотонов, такое устройство можно использовать для временного хранения информации в оптических логических схемах. Информацию можно записывать как бит — то есть наличие или отсутствие сигнала — или же как сигнал с определенной частотой. Стоит отметить, что в данном случае речь идет о временных интервалах, измеряемых наносекундами, поэтому такую схему можно использовать для буферного хранения, но не для долговременной памяти.

В конце 2015 года американские инженеры представили прототип оптоэлектронного процессора с архитектурой RISC-V, состоящего из 70 миллионов транзисторов, а также 850 оптических компонентов.

https://nplus1.ru/

В Национальной лаборатории Сандиа (Sandia Labs) первые удалось переключить поляризацию света в плёнке нанометровой толщины используя не электронные, а оптические средства — управляющий луч.

Скорость перехода образца из полностью прозрачного в светонепроницаемое состояние составила триллионные доли секунды, что позволит использовать эту технологию в полностью оптических коммутационных устройствах, работающих на терагерцевых частотах.

Описанный в Nature Photonics метод использует два лазерных луча: один переносит информацию, другой включает и выключает коммутатор. Фотоны управляющего луча увеличивают температуру электронов в полупроводнике до нескольких тысяч градусов. Это не нагревает сам образец, но изменяет его оптические характеристики. Релаксация материала происходит за несколько сотен фемтосекунд, что позволяет включать и выключать коммутатор несколько триллионов раз в секунду.

Традиционные плазменные материалы, золото и серебро, слабо реагируют на управляющий луч, поэтому инженеры Sandia Labs в кооперации с сотрудниками Университета Северной Каролины создали свой коммутатор в виде плазменной полости из легированного оксида кадмия.

Для практических целей полученное устройство необходимо уменьшить в размерах, а для этого, в свою очередь, требуется найти способ активировать коммутатор электронными импульсами. По мнению авторов исследования, на это может уйти от трёх до пяти лет.

http://www.nanonewsnet.ru/

Традиционные ускорители электронов давно уже стали одним из основных видов научных инструментов, чрезвычайно интенсивные и короткие импульсы излучения, вырабатываемые синхротронами и лазерами на свободных электронах, позволяют ученым изучать материю и процессы, происходящие на атомарном масштабе. Но даже самые маленькие ускорители электронов занимают сейчас площадь, сопоставимую с площадью футбольного поля. Альтернативной традиционным технологиям ускорения электрона является лазерно-плазменный метод ускорения, которые при небольших размерах ускорителя позволяет получить луч разогнанных электронов высокой интенсивности. Но у ускорителей такого типа есть один недостаток – при их помощи очень тяжело получить устойчивый луч электронов со стабильной яркостью. И эта проблема была решена физиками из исследовательского центра HZDR (Helmholtz-Zentrum Dresden-Rossendorf), Германия, которым удалось определить ряд параметров для создания оптимальных условий работы лазерно-плазменного ускорителя электронов.

Принцип, лежащий в основе технологии лазерно-плазменного ускорения, достаточно прост, луч мощного лазера фокусируется в среде газа, который под его воздействием превращается в плазму, в ионизированное состояние материи. Энергия лазерного луча заставляет электроны покинуть пределы их «родных» атомов, что создает в объеме плазмы своего рода «пузырь» сильного электрического поля. Эта область электрического поля, которая движется за импульсом лазерного света, представляет собой волну, движущуюся почти со скоростью света. И электроны, попавшие в ловушку на гребне этой волны, также разгоняются почти до скорости света. Воздействие на эти электроны дополнительным импульсом лазерного света производит яркие и сверхкороткие импульсы рентгена, при помощи которых ученые «просвечивают» исследуемые образцы различных материалов.

Сила вторичного рентгеновского излучения напрямую зависит от количества высокоэнергетических электронов, задействованных в этом процессе. Однако, при разгоне большого количества электронов плазменная волна затухает вследствие влияния эффектов, связанных с этими электронами и их электрическим полем, которое, к тому же, пагубно влияет и на форму луча. Искаженная форма луча и нестабильность плазменной волны, приводят к тому, что в луче присутствуют электроны с различным уровнем их энергии и другими параметрами.

«Но для того, чтобы можно было использовать электронный луч для проведения высокоточных экспериментов, требуется стабильный луч, состоящий из электронов с одинаковыми параметрами» – рассказывает ученый-физик Джурьен Питер Куперус (Jurjen Pieter Couperus), – «Все электроны луча должны находиться в правильном месте в правильное время».

Ученые из HZDR провели ряд работ, направленных на улучшение качества электронного луча, вырабатываемого лазерно-плазменными ускорителями. Они нашли, что добавка небольшого количества азота к гелию, который используется для создания плазмы, значительно улучшает ситуацию. «Мы можем управлять количеством электронов, "катающихся» на плазменной волне, меняя концентрацию азота« – объясняет Джурьен Питер Куперус, – "В своих экспериментах мы выяснили, что идеальным вариантом является случай, когда плазменная волна несет электроны, суммарный заряд которых равен ровно 300 пикокулонам. Даже самое малое отклонение от этой величины в любую сторону приводит к рассеиванию энергии, что снижает качество вырабатываемого луча».

Проведенные вычисления показали, что для генерации высококачественного еще требуется, чтобы пиковый ток движения электронов на гребне плазменной волны был не менее 50 килоампер.

«Используя сверхкороткие импульсы петаваттного лазера DRACO, мы сможем обеспечить генерацию высококачественного электронного луча при пиковом токе в 150 килоампер» – рассказывает Джурьен Питер Куперус, – «Это превысит возможности всех современных крупномасштабных ускорителей электронов на целых два порядка. И это позволит нам создать весьма компактные источники рентгеновского излучения следующего поколения».

http://www.nanonewsnet.ru/

Физики из Базельского университета (University of Basel), Швейцария, разработали новый тип быстродействующей квантовой памяти, способной в течение достаточно длительного промежутка времени "хранить фотоны света", не разрушая их хрупкое квантовое состояние. Разработанная швейцарцами технология основана на использовании облака атомов, она проста и быстра настолько, что ее можно будет применять на практике во множестве областей, для создания квантового Интернета и квантовых компьютеров, к примеру.

Даже в настоящее время передача данных в телекоммуникационных сетях производится при помощи коротких импульсов света, состоящих из сотен и тысяч отдельных фотонов. Скорость передачи по оптоволокну столь высока, что для приема, предварительной обработки информации и ее преобразования в электрические сигналы требуется и используется быстродействующая оптоэлектронная память.

В течение нескольких последних лет исследователи занимались разработкой коммуникационных технологий, в которых отдельный бит информации передается при помощи единичного фотона. Такой метод не только обладает высокой эффективностью, он еще и позволяет использовать новые формы передачи и обработки информации, основанные на законах квантовой механики. Способность систем квантовой памяти сохранять и воспроизводить единичные фотоны, не разрушая их квантового состояния, является ключевым моментом всех квантовых технологий более высокого уровня.

Как уже упоминалось выше, исследовательская группа, возглавляемая профессорами Филиппом Треутлеином (Philipp Treutlein) и Ричардом Варбертоном (Richard Warburton), разработала новый тип квантовой памяти, основой которой является облако атомов рубидия, а управление процессом хранения информации и ее дальнейшего считывания производится при помощи луча лазерного света. Более того, новая технология не требует низкотемпературного охлаждения и создания глубокого вакуума, для ее работы требуется весьма компактная установка. Новая квантовая память отличается очень низким уровнем собственных шумов, низким уровнем возникновения ошибок, что делает ее идеальным вариантом для хранения единичных фотонов.

Эксперименты с опытной установкой, в виде которой была реализована новая технология квантовой памяти, показали, что данный тип памяти обеспечивает надежное хранение фотонов в течение 50 наносекунд времени. При этом, ширина полосы пропускания этой памяти составляет 0.66 ГГц а общая эффективность равна 17 процентам. Дальнейшие усовершенствования данной технологии позволят увеличить эффективность памяти до уровня около 35 процентов, что уже позволит использовать новый тип памяти в области квантовых коммуникаций.

И в заключение следует отметить, что данная работа была выполнена в рамках программ Европейского союза EU Framework Programme for Research and Innovation при содействии со стороны швейцарского Национального центра квантовых исследований и технологий National Center of Competence in Quantum Science and Technology (NCCR QSIT).

https://www.dailytechinfo.org/

Исследователи из Caltech (Калифорнийский технологический институт) разработали компьютерный чип, который может хранить квантовую информацию в виде света в кубитах. Это важный шаг в технологии квантовых компьютеров и сетей, которые позволят обрабатывать и передавать информацию намного быстрее и на меньших по размеру устройствах.

В традиционной компьютерной памяти отдельный бит информации хранится как 0 или 1. Квантовые компьютеры хранят данные в квантовых битах (кубитах). Их отличие от обычных битов заключается в том, что кубиты могут быть не только 1 или 0, но и тем и другим значением одновременно, что позволяет им хранить данные намного эффективнее. Оптические квантовые устройства, такие как новый чип от исследователей из Caltech, переносят информацию на фотоны света, не обладающие ни зарядом, ни массой, что позволяет создавать более совершенные компьютерные устройства.

Инновационная микросхема состоит из массива модулей памяти, каждый из которых имеет размер 15 мкм в длину и 0,7 мкм в ширину, что сопоставимо с размером эритроцита. Эти модули содержат оптические элементы, предназначенные для улавливания и удерживания фотонов. После охлаждения модулей до 0,5 Кельвина (–272,7 градуса Цельсия) ученые использовали лазер для «стрельбы» пучком фотонов в каждый из модулей, где они поглощались оптическими элементами. Эти структуры смогли удерживать фотоны в течение 75 наносекунд, после чего свет уходил дальше. Проверка фотонов после прохождения модулей позволила убедиться в том, что они по-прежнему несут ту же информацию. По заявлениям исследователей, коэффициент ошибок составил всего 3 процента.

Чтобы сделать чипы практичным вариантом в квантовых сетях, предназначенных для передачи информации на большие расстояния, они должны иметь возможность хранить данные не менее одной миллисекунды. Именно этого и будут добиваться ученые, улучшая свою разработку в будущем.

https://news.rambler.ru/

Ученые из Северо-Восточного университета США создали инфракрасный датчик, настроенный на определенную длину волны или их набор, и включающийся только при их обнаружении. За счет такой схемы можно создать устройства, которые практически не потребляют энергию во время простоя. Исследователи считают, что такие сенсоры можно настраивать на обнаружение определенных процессов или объектов, например, лесных пожаров или выхлопных труб автомобилей, без необходимости менять аккумуляторы в устройстве. Статья, посвященная разработке, опубликована в журнале Nature Nanotechnology.

Инфракрасное излучение нередко используется в различных устройствах для обнаружения объектов. Например, инфракрасные датчики используются в тепловизорах, которые позволяют обнаруживать нагретые тела из-за их теплового излучения. Также существуют и датчики обнаружения пламени, тоже работающие на инфракрасном излучении. Обычно такие устройства постоянно находятся в рабочем состоянии и анализируют данные независимо от того, есть ли среди них искомый сигнал. Из-за этого они постоянно потребляют энергию, хоть и небольшую.

Американские ученые решили создать устройство, лишенное этого недостатка. Основой разработанного ими датчика служит массив из плазмонных резонаторов — небольших частей конструкции, размер которых подобран таким образом, чтобы инфракрасное излучение с определенной длиной волны вызывало плазмонный резонанс. Этот массив резонаторов соединен с кантилевером, состоящим из двух материалов с разными коэффициентами теплового расширения. При попадании на сенсор искомого излучения массив резонаторов начинает нагреваться, а вслед за ним и кантилевер, который изгибается из-за нагревания. Кантилевер служит элементом, замыкающим электрическую цепь.

https://nplus1.ru/

Исследователи разработали гибридные фоточувствительные материалы, которые по-разному реагируют на воздействие света, что может быть полезно в самых различных областях, от оптики до биомедицины.

Гибридными материалами называются материалы, в которых объединены компоненты различного происхождения (органические и неорганические), благодаря чему они проявляют новые свойства или усиливают свойства, присущие компонентам, благодаря синергетическому эффекту между компонентами. Как правило, такие материалы не встречаются в природе, а создаются искусственно. Ребека Сола (Rebeca Sola), исследователь из отдела физической химии на факультете науки и технологий UPV / EHU (University of the Basque Country), разработала гибридные фоточувствительные материалы, которые по-разному реагируют на воздействие света, что может быть полезно в самых различных областях, от оптики до биомедицины.

В исследованиях, проведенных в этом научном подразделении, гибридные материалы были получены, среди прочего, путем включения флуоресцентных красителей, которые обычно применяются в форме раствора, в неорганические структуры с внутренними каналами. Такой подход, во-первых, обеспечивает защиту молекулам красителя, что делает его более устойчивым к деградации и увеличивает срок службы, а во-вторых, создает жесткую структурную матрицу, что может увеличить эффективность красителя.

Сам по себе этот подход не является новым. Но, как рассказала исследователь, «нами были получены материалы с высокой интенсивностью флуоресценции, молекулы красителя в которых были упорядочены, что обеспечивает высокоизбирательную анизотропную реакцию на линейно поляризованный свет». Другими словами, были получены материалы, которые реагируют по-разному в зависимости от направления поляризации падающего света. Кроме того, эти материалы довольно просто синтезировать, пояснила Сола, поскольку кристаллические структуры, в которых краситель закупоривается внутри, создаются без применения диффузионного процесса для введения красителя в кристалл.

Спектр применений в оптике

Создавая гибридные материалы, исследователь получила вещества с очень широким спектром оптических свойств.

«Большой интерес представляют те, в которых есть искусственный эффект антенны благодаря упорядочению различных видов красителя и однонаправленной передачи энергии», – сказала она. – «Это может помочь создать частицы с разноцветной флуоресценцией, которые способны поглощать свет на одном конце и излучать флуоресценцию на противоположном, что может представлять интерес для их интеграции в солнечные элементы».

Еще один из полученных материалов – гибридный материал, который флуоресцирует с задержкой: вместо того, чтобы излучение флуоресценции угасало, как только источник его возбуждения выключался (как это обычно бывает), оно длится десятые доли секунды и прекрасно видно невооруженным глазом.

«Эта технология может быть интересна для светодиодной промышленности», – указала Ребекка Сола.

Такие материалы допускают внедрение нескольких красителей внутрь неорганической структуры.

«С двумя красителями, реакция которых дополняет друг друга, мы получили частицы, которые меняют цвет в зависимости от поляризации света благодаря изменению цвета флуоресцентного излучения с синего на зеленый», – добавила Сола. "Более того, это обратимый, воспроизводимый процесс». Включив третий краситель с красной флуоресценцией в нужной пропорции, удалось получить структуру, излучающую белый свет.

Прыжок к биомедицине

Исследователи показали, что гибридные материалы могут найти применение и в других областях, например, в биомедицине. Для этого они использовали фоточувствительные вещества, подходящие для фотодинамической терапии. Это материалы, в которых органические и неорганические составляющие объединены с целью получения окислителя, способного вызывать гибель определенных клеток после возбуждения светом. Фотодинамическая терапия используется в дерматологии, например, для лечения ряда кожных заболеваний и др. Получены материалы, которые одновременно генерируют этот тип цитотоксического кислорода, а также являются флуоресцентными. По словам Солы, это делает их очень полезными для отображения их наличия в биологических тканях.

«Фототоксическое действие этих соединений изучается с помощью экспериментов в клеточных культурах in vitro, и хотя результаты являются многообещающими, мы все еще находимся на ранних этапах исследования», – заключила она.

http://www.nanonewsnet.ru/

Сотрудники МГУ имени М. В. Ломоносова и Орхусского университета (Дания) установили механизм, определяющий чувствительность зеленого флуоресцентного белка к воздействию света. Ученые показали, что изолированная хромофорная группа способна излучать свет вне белкового окружения, тогда как роль белка сводится лишь к усилению ее флуоресцентных свойств. Работа проходила в рамках проекта, поддержанного Российским научным фондом (РНФ), результаты опубликованы в Journal of the American Chemical Society.

Белки семейства зеленого флуоресцентного белка широко используются в качестве биомаркеров: с их помощью можно следить за биологическими процессами, происходящими в клетках живых организмов. Широкое применение в молекулярной и клеточной биологии эти белки получили благодаря уникальной способности светиться при поглощении света определенной длины волны.

За поглощение света отвечает лишь небольшой фрагмент в белковой цепи — хромофорная группа (или более коротко — хромофор). До настоящего времени считалось, что именно белковое окружение, внутри которого находится хромофор, отвечает за его способность испускать свет при облучении, поскольку при денатурации белка (нарушении его структуры) изолированный хромофор теряет свои флуоресцентные свойства. Авторы статьи впервые предсказали и экспериментально доказали, что изолированный хромофор может флуоресцировать и вне белкового окружения, однако лишь при температурах ниже 100 К (—173оС).

«В белке взаимодействие хромофорной группы с ближайшим белковым окружением приводит к тому, что излучательный канал дезактивации (флуоресценция) становится доминирующим уже при комнатной температуре. Таким образом, роль белкового окружения сводится к усилению флуоресцентных свойств хромофорной группы зеленого флуоресцентного белка», — рассказала один из авторов статьи Анастасия Боченкова, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры физической химии химического факультета МГУ.

В ходе работы ученые исследовали свойства хромофора как с помощью математического моделирования, так и экспериментально. Ученые из МГУ создали теоретическую модель и оценили время жизни возбужденного состояния хромофора на основании проведенных квантово-химических расчетов высокого уровня точности. Также они создали новый экспериментальный метод исследования молекулярной динамики, вызванной поглощением света, — фемтосекундную спектроскопию действия с 2D-временным разрешением. На основе полученных данных ученые сделали вывод о наличии излучательного канала дезактивации при низких температурах, что подтвердило наличие предсказанных теоретически энергетических барьеров в возбужденном состоянии.

«В работе получены новые данные, направленные на решение фундаментальной проблемы — установление молекулярных механизмов функционирования живых систем. Мы показали, что свойства отдельной хромофорной группы важны для понимания механизмов действия всей фоточувствительной биосистемы. Новые знания получены на стыке физики, химии и биологии и приводят к переосмыслению устоявшихся парадигм в науке, например, представлений о роли белкового окружения в функционировании фотоактивных белков. Результаты, полученные в данной работе, открывают возможность управления первичными фотоиндуцированными процессами в хромофорных группах флуоресцентных белков и пути создания на их основе новых функциональных биоматериалов с контролируемым фотооткликом», — заключила Анастасия Боченкова.

https://news.rambler.ru/

Из-за специфики человеческого восприятия глаз способен различать больше промежуточных оттенков зеленого, чем других базовых цветов — красного и синего. По этой причине разработка технологий получения сверхчистого зеленого излучения имеет наиболее важное значение, однако она наталкивается и на самые большие сложности, например, при подборе полупроводниковых материалов.

Новые оттенки создаются смешиванием базовых цветов, и, чем чище они, тем шире цветовая гамма, отображаемая LED-дисплеем. В самых высококачественных сегодняшних экранах чистота цвета составляет от 73,11 до 77,72% стандарта Rec. 2020, определяющего технические требования для дисплеев сверхвысокого разрешения (Ultra HD), и ни один из светодиодов не достигает даже 80%.

В связи с вышесказанным понятна значимость разработки лаборатории Высшей технической школы Цюриха (ETH Zurich). Чистота цвета созданного там зелёного светодиода составляет 97–99% Rec. 2020.

«Никому до сих пор не удалось получить столь чистый зелёный цвет, как нам», — отметил профессор химических технологий ETH Zurich, Чиен Ши (Chih-Jen Shih).

Сверхтонкий и гибкий светодиод, в противоположность прежнему, изготавливается при комнатной температуре. Это, по мнению Якуба Ягельского (Jakub Jagielski), ещё одного автора статьи в Nano Letters, открывает возможность налаживания в будущем простого и дешёвого производства светодиодов сверхчистого зеленого цвета.

Технологический прорыв удался благодаря использованию в светодиоде вместо традиционного и малоэффективного нитрида галлия индия нанокристаллов перовскита толщиной всего 4,8 нм.

Следующим шагом команды ETH Zurich будет улучшение эффективности светодиода на 6–7%. Полученный образец преобразует в свет лишь 3% электричества, тогда как для коммерческих телевизионных экранов сегодня коэффициент преобразования находится в пределах 5–10%.

Кроме того, перед внедрением LED необходимо существенно увеличить его продолжительность работы, так как у первого прототипа она не превышает двух часов. Срок эксплуатации дисплеев, представленных на рынке, может исчисляться многими годами.

http://www.nanonewsnet.ru/

Epson объявила о запуске своего первого лазерного ультракороткофокусного проектора для дома — Epson EH-LS100. В отличие от стандартных моделей он создает большую картинку, находясь близко к экрану. Лазерный источник света обеспечит при этом долгий срок службы.

С расстояния 6 см от поверхности экрана, проектор может дать картинку с диагональю 70 дюймов, а максимальный размер изображения — 130 дюймов можно получить с 43 см.

Новинка использует трехматричную проекционную технологию Epson 3LCD и имеет разрешение Full HD. Epson EH-LS100 обеспечивает одинаково высокую яркость по белому и цветовую яркость, равную 4 000 люмен. Заявленная контрастность находится на уровне 2 500 000:1. Проектор использует технологию Detail Enhancement, благодаря которой дает оптимальное качество изображения, плавную и ровную картинку.

Доступ к контенту обеспечивают три HDMI входа (включая один MHL). Проектором можно управлять посредством смартфона с помощью приложения Epson iProjection. Подключиться можно по домашней сети, используя разъем RJ45 или Wi-Fi подключение через опциональный адаптер ELPAP10.

Как заявляется, надежный лазерный источник света обеспечивает до 13 лет бесперебойной работы.

Epson EH-LS100 поступит в продажу в ноябре 2017 г.

http://vsenovoe.info/

Страница 1 из 4

Поиск